?

Log in

No account? Create an account
сова рулит!

Сказка, дальше



  Свечи на моём столе оплывали всё сильнее, отмеряя медленное время. Брат Мара наконец-то подошёл к главному.
- Аста Аргента, аптекарь Тагир утверждает, что вы превратили чёрного кота в человека и живёте с ним в тайном браке. Это так?
Дева посмотрела на брата как на безумного. Однако в мире, где бок о бок с человеком существует Сила, возможно всё. Брат Мара сделал вид, что не заметил брошенного на него взгляда и снова спросил:
-Отвечай, это правда?
На этот раз дева посмотрела на него устало и ответила:
-Нет.
-Ты знаешь, что если ты не будешь отвечать правдиво, это будет означать, что ты виновна?
-А вы хотите знать правду?
-Ты думаешь, я позволю тебе издеваться надо мной? Отвечай, что там у тебя за кот такой! И знай, если тебе придёт в голову рассказывать мне сказки, дело может кончиться костром.
-Настоящая история очень похожа на сказку. Однако это правда. Так что, моя жизнь всяко зависит от того, способны ли вы верить сказкам.
-Говори.

  «Свою наставницу Грит, прозванную Горбатой я знала сколько себя помню… Как я уже говорила, родителей своих я не знала вовсе. Грит рассказывала мне, что однажды выменяла меня у площадной нищенки на кусок хлеба. Но та женщина не была моей матерью. Что побудило мою наставницу к этому поступку, я теперь уже никогда не узнаю. Потому что полгода назад моя наставница отошла в мир иной. Она была суровой и недоброй женщиной, и мою жизнь у неё вряд ли можно назвать радостной. Однако она никогда не наказывала меня зазря, и у меня было всё необходимое. Мы были бедными, но не нищими. Ничего лишнего, никакой «роскоши». Но кусок хлеба и кувшин молока были в доме всегда. Когда я подросла, то стала помогать наставнице по хозяйству, а она стала учить меня искусству врачевания травами. Я знаю, что всё это уже говорила…
Я не любила Грит. Но я ей очень благодарна за всё то добро, которое она для меня сделала. Если бы не она, моя жизнь теперь была бы много ужаснее. И это если бы я вообще выжила…
  Хозяйство у нас было небольшое. Дом в лесу, пара коз и кот. И большой огород. Именно он поглощал большую часть времени. Нужно было следить за тем, чтобы лес не отобрал у нас той земли, на которой мы растили травы и овощи. Но настоящим бедствием были козы – несмотря на все мои ухищрения, время от времени они проникали на грядки и наносили немалый урон. Мы держали их из-за молока… Впрочем, вам наверняка неинтересны эти хозяйственные подробности…
Как я уже говорила, у нас был кот. Мне казалось, что он был всегда. Я не помню его котёнком – когда я стала жить у Грит, кот уже был в доме. Она очень заботилась о нём и берегла. Если козы давали мало молока, оно доставалось только Никлю. Так зовут нашего кота. Я прожила в доме у Грит почти двадцать лет, и всё это время Никль был. Два десятка лет для кота весьма почтенный возраст, но по нему никак нельзя было сказать, что он стал старым. Впрочем, мне некогда было об этом думать – с каждым годом я всё больше становилась главной добытчицей в нашем доме. Грит, хоть и была Одарённой, вдруг стала терять силы, и день ото дня она становилась всё слабее…
Однажды вечером она позвала меня к себе. «Если однажды я уйду и не вернусь, подожди трижды по семь дней. Если по истечении этого времени меня не будет, значит, я ушла насовсем. Ничего не бойся, живи дальше одна. Открой и прочти это письмо – оно ответит тебе на все твои вопросы…» - сказав эти слова, наставница протянула мне запечатанное письмо. Я очень удивилась и испугалась, но она неожиданно погладила меня по руке и добавила: «Не спрашивай меня ни о чём. Сделай, как я прошу». За годы житья у Грит я научилась повиноваться её слову. И даже сейчас, когда речь не шла о хозяйстве и ремесле, я не посмела задавать ей лишние вопросы. Я знала, что она всё равно на них не ответит.
  Прошло несколько месяцев. И в один прекрасный день, вернувшись домой, я увидела, что Грит ушла. Я вспомнила наш разговор и стала ждать. Дни текли медленно и тревожно. Несмотря на то, что я не любила свою наставницу и давно уже была взрослой и самостоятельной, я стала страдать от внезапного одиночества, и поняла что эта неприветливая женщина дорога мне…
  Никль, единственное существо, оставшееся рядом, чувствовал мою тревогу, но он был всего лишь котом. По ночам он спал у меня в изголовье, но с рассветом неизменно исчезал из дома по своим кошачьим делам, чтобы вернуться вечером к блюдцу с молоком…
И вот, наконец, минул срок, назначенный Грит. Ночью перед последним днём, я очень плохо спала. Мне снился какой-то бесконечный, беспокойный кошмар, от которого я никак не могла очнуться… Туман, вспышки света, снова туман. Гул голосов, из которого я не могла понять ни слова. Бесконечные страницы книг на неизвестном мне языке… Разбудил меня пронзительный крик живого существа. Я вскочила с кровати, в комнате было уже светло…»


  Свечи на моём столе почти догорели. Очередной лист протокола тоже подошёл к концу. Я заметил это оттого, что Аста Аргента неожиданно замолчала, оборвав рассказ. Текли минуты, но дева по-прежнему молчала, рассеяно глядя перед собой. Брат Мара замер в ожидании, но не торопил её с продолжением. В этот момент один из огарков погас, и в комнате сразу стало темнее. Брат Мара снова позвонил в бронзовый колокольчик. Один из младших принёс новые свечи и снова бесшумно вышел. Дева, словно бы очнувшись от оцепенения, продолжила свой рассказ.

  «Я уже говорила, что Грит была из Одарённых. И, конечно же, я слышала от неё про существование Силы. И о том, что с помощью этой таинственной Силы можно многое сделать из того, что недоступно обычному человеку. Однако сама Грит никогда не пользовалась ей. Во всяком случае, я никогда этого не видела. Она учила меня выращивать и собирать травы, рассказывала про их свойства, объясняла, как приготовить целебные мази и отвары. Иногда, в моменты странного для неё добродушия, она говорила, что у меня большие способности. Что из меня выйдет хорошая лекарка. Но такое бывало очень редко.
Да, это она сказала мне, что я тоже обладаю Силой. Но тогда же она объяснила мне, что бывает с теми, кто пользуется Силой, нарушая заперт. И я стала бояться. От этого Дар мой ушёл глубоко, спрятался. Я чувствовала в себе его присутствие, но воспользоваться им не могла. Потому что я не умела, и мне было страшно… Впрочем, это не мешало мне заниматься простым, нехитрым целительством.  Для него не нужна никакая магия. Для того чтобы вправить вывих или принять роды достаточно простых знаний…
  Впрочем, я отвлеклась…
  В тот день, проснувшись от крика, я оглядела комнату и увидела темноволосого незнакомого юношу, который лежал на полу комнаты, скорчившись от боли. Его обнажённое тело было мокрым, в клочьях чёрной кошачьей шерсти. Мне стало страшно. Однако поборов ужас, я всё же подошла к нему и тронула за плечо. Он снова страшно закричал и открыл глаза. На минуту мне показалось, что зеленовато-жёлтая радужка глаза перечёркнута вертикальным зрачком, но, приглядевшись, я поняла, что зрачок у незнакомца совсем обычный. Только страшно расширенный – ему было очень больно. Понимание этого вернуло меня к реальности – я вспомнила, что я целительница, и что мой первый долг помочь страдающему существу… Это не высокопарный слог, это правда… Стряхнув оцепенение я бросилась в чулан, где у меня хранились некоторые необходимые снадобья.
  После болеутоляющего эликсира странному незнакомцу стало легче. Судорога отпустила его, он даже попробовал сесть… Как я уже говорила это был темноволосый юноша, примерно моих лет, с зелёно-карими глазами. На мой вопрос, кто он и откуда взялся, он ничего мне не ответил. Впрочем, очень скоро выяснилось, что говорить он не может. Слышит, понимает, но не говорит…
  Я постепенно приходила в себя, и меня осенила смутная догадка: «Ты – Никль?» - почти шепотом спросила я. Незнакомец утвердительно кивнул и поморщился… Мы сидели друг против друга, не зная, что теперь делать. Молодой человек был обессилен и беспомощен. Я откровенно не знала, как быть с котом, превратившимся в человека….
И тут я вспомнила о письме, которое оставила мне Грит, уходя. Срок вышел, и его можно было вскрыть и прочесть…
С трудом, преодолевая дрожь в руках, я распечатала конверт. Бумага пахла пылью и сухими розами. У Грит был мелкий, аккуратный почерк. Буквы ровно покрывали несколько листов с двух сторон…
  «Милая девочка. Когда ты будешь читать это письмо, меня в этом непростом мире уже не будет. О чём я совсем не сожалею, и тебе не советую. Я знаю, что оставила тебе нелёгкое наследство. С моей стороны было, пожалуй, бессовестно взваливать на твои плечи этот груз, однако иначе поступить я не могу. Я расскажу тебе одну историю. Мою историю. Ты знаешь, что ты и я не простые люди. Было время, когда я была не только знахаркой, я была сильной и способной ведьмой. Однажды мимо моего дома проезжал богатый и властный вельможа. Он попросил напиться воды, и я вынесла ему серебряный ковш. Вельможа выпил родниковой воды и влюбился в меня без памяти. Для меня это оказалось забавой, а для него – неподдельной страстью, которая иссушала его день за днём. Мы были близки, но наши встречи лишь на короткое время облегчали его любовные страдания. Мы не могли видеться часто, он бывал у меня наездами и обычно по ночам. Он обезумел до того, что хотел забрать меня к себе в город, в свой дом. Но я наотрез отказалась – пока я была на своей земле, со мной пребывала моя сила и правда. А прими я его приглашение, я оказалась бы в чужом доме, в чужом мире, в плену…
А тут ещё оказалось, что я жду от него ребёнка.
  Незадолго до окончания срока я ушла далеко в лес, чтобы никто не помешал мне. Где и жила до тех пор, пока не появился на свет мой сын Никль. Потом я вернулась домой, и узнала, что за меня назначена награда. Для Одарённого, особенно сильного, побег – самый крайний случай. Обладающий большой Силой может долго морочить голову и прятаться от своих преследователей. Однако рождение сына отняло у меня слишком много сил, и я слишком поздно это поняла. Я почуяла своих преследователей, идущих за мной, по следу. Бежать было бессмысленно. Тогда я превратила своего новорождённого сына в кота и выпустила в лес. Я знала, что он не пропадёт – первое время моя магия будет беречь его, а потом… Накладывая заклятие, я заплела его на моей смерти. Я была уверена, что меня скоро убьют в застенке, и мне показалось это  очень удачной хитростью. В ту минуту, когда перестало бы биться моё сердце, к Никлю вернулся бы человеческий облик. Меня не пугало, что снова став человеком, мой сын сгинет в лесу. Что-то внутри меня было уверено, что с ним ничего плохого не случится, что он выживет.
  Потянулись долгие месяцы плена. В тюрьме меня сильно покалечили, за что позже люди прозвали меня Горбатой Грит. По закону я неминуемо должна была закончить свои дни на костре. Однако по неизвестной мне причине этого не произошло. После долгого и мучительного заточения меня вызвали к брату-следователю и сказали, что за недостатком доказательств дело прекращено. Так я снова оказалась на свободе. Злая, поломанная, но живая. Однажды придя в город на базар для того, чтобы обменять корзину ягод и целебные травы на краюху хлеба, я увидела нищенку с оборванной девочкой. Нищенка тащила девочку за собой на обрывке верёвки, и мне вдруг стало жаль человеческого ребёнка. Тем более что в следующий момент я увидела, что девочка не обычная. Её Дар ощущался даже на расстоянии, даже под тяжёлым грузом страха, голода и нищеты. Этой девочкой была ты, Аста. Я выторговала тебя за краюху хлеба.
А на следующий день после того, как я привела тебя в свой дом, вернулся Никль. До этого дня я безуспешно пыталась найти его, и знала только то, что он жив. Но где и как он живёт, оставалось для меня тайной. Тем более что после застенка моя магия плохо слушалась меня….Так мы стали жить втроём.
  Мне было трудно жить. Ибо каждую минуту я помнила, что цена за мою жизнь – кошачий облик моего единственного сына. Когда ты подросла, стало ещё тяжелее. Я понимала, что могу оставить вас, что вы не пропадёте, если я уйду. Но знаешь, когда я была под следствием и стояла у самой Черты, я была готова умереть. Я смирилась с этой мыслью, и жила надеждой на то, что мой конец будет достойным. И что мой сын обретёт человеческий облик и выживет в этом жестоком мире…
Когда судьба по необъяснимой  прихоти даровала мне жизнь, я вдруг поняла, что теперь мне очень тяжело уйти из этого мира. Меня вдруг охватила жажда жить, перед которой была бессильна даже жалость к Никлю. Время шло, ты росла, и мой сын, несмотря на звериный облик, тоже становился старше. Меня всё чаще посещала мысль, что он может простить мне потерянное детство, но юность и молодость – никогда.
  Я не буду рассказывать здесь обо всём, что я пережила и передумала за эти годы. Я не ищу оправданий своих поступков. Никто кроме Творца не может судить. Близилось твоё совершеннолетие, а значит и Никля. По моим расчётам он младше тебя на полгода…
  И тогда я приняла окончательное решение уйти. Я очень надеюсь, что внезапное превращение Никля не испугает тебя. Я мало рассказывала тебе о Силе, и о том, что она может дать знающему. Но я думаю, будучи умной девочкой и сильной Одарённой, ты многое поймёшь сама…»

Comments

Правильно считать, что это случайность.
Но я буду считать, что это преднамеренное совпадение:)

Тебя очень хорошо читать...