?

Log in

No account? Create an account
Задумчивые Тэмы

Немного бреда...

А меня сегодня дедлайн миновал. Внезапно. В тот час, когда я уже была готова погрузиться в работу (потому как, первоначальный срок был вот-прям-щас), святой редактор сказал, что дело ещё терпит.
Но мозг был уже заведён, и требовал труда. И как-то само собой мы с Лейтенно объединились и породили стёб. Давненько со мной такого не бывало...Детище, как и полагается побочному дитю дедлайна получилось бредовым. Но мы таки имеем желание поделиться...
Только...там опять много-много букв...




«Кому зудит, и по ночам не спится
Всегда найдётся дел не сосчитать….» (с)


Когда на шестом часу истерики парень наконец успокоился, в комнате повисла долгожданная и немного нервная тишина. Эстэ-айири замерли, опасаясь нарушить хрупкое равновесие, но через два удара сердца старший из них не выдержал и приложился к бутылке. Та ободряюще булькнула полупустым нутром, обещая, что дальше всё будет хорошо. Младший, вдохновлённый результатом, тоже потянулся к бутылке, но в ответ получил: «Нет, не сейчас. И не здесь. Пойдём выйдем…». Уходя, они для очистки совести обернулись на спящего, но тот был почти счастлив наедине с просветлённой улыбкой хорошо прооравшегося человека…
В мире за дверью царили приятные сумерки. Мир отдыхал, и призывал присоединиться. И двое измученных последователей Феантури радостно опустились на ступеньки крыльца.
Кем и когда было создано братство Эстэ-айирни, летописи молчат. Может быть, просто однажды кому-то надоело утешать в одиночку, и он решил создать сообщество себе подобных безумцев. Безумцы объединились, восславили Ирмо и Эстэ, зауважали Намо для порядку, а также попросили у Ниенны сил для сострадания всем, кому надо. После чего отправились в мир делать его лучше. Мир сопротивлялся, но братство оказалось упорным, а идея – живучей. А вечное противостояние с Мирозданием (которое так норовило довести до слёз слабых), придавало братьям бодрости и уверенности в своей правоте. Злые языки болтали, что в домах у некоторых Эстэ-айири даже висел портрет Врага. Но далеко, и в самом тёмном углу. На что братья отвечали, что в этом самом углу ему и место, потому как всё ж таки Владыка Тьмы. Братству хотелось, чтобы всем в мире было хорошо и гармонично. Чтобы душу не рвали на тряпки, а сердца не разбивали, как старые горшки. И чтобы одно сплошное созерцание и созидание. И никакого разрушения. Однако у людей на этот счёт было своё мнение, и фронт работ у братьев не убывал.
Вот и сейчас двое уставших целителей душ человеческих сидели в тёплых объятиях весеннего вечера и наслаждались минутой отдыха. Долгое блуждание в коридорах чужой истерики лежало у них на плечах неприятной тяжестью.
-Брат, а дай выпить, – жалобно попросил Эстэллир старшего товарища.
-Мал ещё! – ответил тот, и отхлебнул из горла заметный глоток.
-Да…Как слёзы вытирать и от самоубийства отговаривать – так взрослый! А как выпивкой поделиться для поправки душевных сил…
- Это не выпивка, – строго ответствовал старший, которого звали Эстэайво, - это лекарство!
-Ага, видел я вчера в кабаке, какое это лекарство! Даже трактирщик называл это не иначе, как бырло дешёвое!
- Ну…таков уж этот мир в его несовершенстве. Даже лекарство может быть бырлом. И наоборот…
Свою «жертву», которая теперь мирно спала в ожидании жёсткого похмелья, братья подобрали в ближайшем кабаке. Молодой симпатичный парень не хотел жить и решил упиться насмерть, о чём он истерически оповещал весь кабак и ещё пару кварталов вокруг. Едва увидев его, Эстэ-айири сразу поняли, что это они вошли в злачное заведение вовремя. Не теряя ни минуты, они решительно двинулись в сторону юного самоубивца, чтобы не дать ему наделать глупостей. Эстэайво отважно сел напротив парня, и, весомо грохнув локти на стол, изрёк: «Что же ты так упиваешься, друг! Ты же так не упьёшься!» От внезапного вторжения в личную жизнь парень на мгновение заткнулся и уставился на незваного гостя, хлопая длинными чёрными ресницами. Гость, заслоняя мощной фигурой белый свет, ласково улыбнулся. Горе-истерик с усилием закрыл рот и осторожно спросил: «Бить будете?» «Нет, утешать» - мрачно подумал Эстэллир и попробовал встрять в разговор: «Ты чего шумишь, добрый человек?». В ответ на вопрос глаза парня наполнились слезами, и он поспешил уставиться в полупустой кувшин с вином. А потом, выпив залпом сколько получилось, он жалостливо всхлипнул: «Она меня бросилаааааа».
Эстэайво понимающе кивнул и приготовился слушать. Продолжение не заставило себя ждать. Захлёбываясь и бесконечно повторяясь, молодой человек начал рассказ.
Выходило так. Храбрый красавец, рискуя сухостью единственных сапог, пошёл в лес за подснежниками. Конечно же, для своей любимой. Конечно же, для самой-самой и единственной.
- Я хотел быть для неё Беренооооом! Я был готов для неё луну с неба обтрястииии! Я на всё ради неёёёё! – парень явно обладал задатками глашатая и пока зарывал талант в землю. Но братья были привычные и терпеливо слушали дальше.
А дальше всё было как в жизни. То есть криво и обидно. Пошёл. Набрал. Принёс ей, прижимая к сердцу. А она у окошка сидит и другому улыбается. Ну, он знамо дело подошёл. Смотрит. А она и ему улыбается. Отдал он ей тогда цветы, и уйти вознамерился с гордо поднятой головой. А она…
- Она меня не люююююбит! Я ей не нуууууужен…Я ей цветы, а она улыбается…
«Дуууура» - захотелось добавить Эстэллиру, но кодекс не позволил. В общем, сидели они в кабаке ещё некоторое время, а потом, когда стало понятно, что потоку рыданий и жалоб не будет конца, братья сказали «пройдёмте», и забрали горе-влюблённого в своё жилище. Дома всё пошло по сто пятому кругу, с меньшими подробностями, но с бесконечными слезами. Пришлось поить его дальше прихваченным из кабака «лекарством». Опасались, что не хватит, но, милостью Феантури, ещё и осталось. И теперь оба брата сидели на ступеньках, и старший меланхолично допивал эти остатки.
Утро и похмелье – сюжет не новый, но неизбежный. Поэтому по закону жанра герой вчерашних подвигов проснулся с больной головой. Дико оглядевшись вокруг, он хотел спросить «где я», но голос, сорванный накануне, слушаться отказался. Так что раздалось лишь невнятное шипение. Эстэайво понимающе кивнул, и вкратце рассказал парню про вчера. Тому оставалось лишь прятать лицо в ладонях и душераздирающе вздыхать… Когда муки совести окончательно доконали беднягу, он сделал над собой немалое усилие и шёпотом спросил: «Ребят, а вы кто?» На что Эстэллир в меру пафосно рассказал об их скромном братстве, почитающем Феантури, и о тех, кто по мере сил исцеляет раненные души. «О! Служение!» - восторженно всхрипнул парень и глаза его загорелись лихорадочным блеском. «Я готов! Теперь, когда моё сердце разбито, и в нём нет места любви к женщине, я готов полностью отдать себя Служению!» Эстэайво схватился за голову, а Эстэллир кинулся в бой: «Ну с чего ты взял, что у нас тут….» И тут дверь распахнулась от мощного пинка. Но на пороге неожиданно оказалась хрупкая светловолосая девушка. Три челюсти почти синхронно поползли вниз.
- Вы что тут задумали, сектанты проклятые! – заорала дева прямо с порога. – Вы чего с моим парнем тут делаете!
- Да мы тут... – робко начал Эстэллир…
- Ясно, чего вы тут! Ты чего расселся, как староста на поминках?! Ну-ка, марш домой!»
Парень с трудом подобрал челюсть и зачарованно шагнул вперёд.
Когда за влюблёнными закрылась дверь, Эстэайво некоторое время молчал, а потом, пошарив под кроватью, достал ещё одну бутылку бырла. Подумав, он протянул её младшему брату:
- Давай выпьем.

Comments

мдя.
А за чей счёт лекарство было?
А это имеет значение?
Ну, в любой приличной организации - даже благотворительной - должен быть бухгалтер.
Опять же - от цены лекарства часто зависит его качество, а следовательно, и процент спасённых))

Кстати, хрупкая девушка, мощным пинком распахивающая дверь - это сильно)
Я думаю, что это всё слишком сложно. "Бухгалтер" (о, это ужасное слово!), "эффективность лекарства в зависимости от стоимости..". Это всё из этого мира. А эта сказка она ради шутки придумана. И так нне надо так сложно... Как однажды написала Хаецкая "Для понимания повести это неважно..." (с)

Вы музой подрабатывать не пробовали?

Скажите, а что на этот раз, кроме Толкиена, Сапковского и алкоголя?..
Да на этот раз всё то же, что и всегда - тяжёлые и непредсказуемые будни Рубежа:)
Спасибо за сказку! Она прекрасна и исцеляет душу. И отдельное спасибо за потрет Мелькора во тьме)
Я очень рада, что понравилось. Мы честно говоря это так, ради шутки написали. А потом в угаре творения вдруг решили обнародовать :)
Сказка замечательная.
Кстати, а почему портрет Мелькора в темном углу должен быть, пусть лучше висит на самом видном месте. В друг сплюнуть захочется? И будет куда и в кого =)

За попытку плюнуть в портрет Мелкора любой будет переведён в разряд "Наглядное пособие. Продольный разрез..." На нашем рубеже допустимо только бить морду чучелу Тулкаса. К остальным Изначальным - относиться с почтением.
Прекрасная Сказка! Большое спасибо!;)