?

Log in

No account? Create an account
Лаурехэнно

Опять сказка...

Часто бывает так, что даже маленькие сказки лежать в черновиках не один год. А потом после некоторой встряски я вдруг дописываю их. Под катом - сказка пролежавшая в папке "Инкубатор" года полтора точно. Третьего дня она вдруг пожелала быть законченной. Получилось немного брутально, но зато с хорошим концом.



Шёл менестрель по весеннему городу и увидел на пыльных камнях набережной продажную девку. Сидела она, подобрав под себя ноги, смотрела в мутную воду и плакала. Бродяга подошёл, осторожно тронул её за плечо, спросил тихо-тихо: «Зачем плачешь?!» Девка обернулась, глянула на бродягу пронзительными небесными глазами:
- Что тебе надо, человек?
- Не будет счастья тому, кто мимо плачущей женщины пройдёт, - ответил менестрель.
Усмехнулась девка:
- Да ты как видно безумец или чужестранец из земель неведомых если обращаешь внимание на такие пустяки!
- Я менестрель, Странник и Воин Слова. А ты?
- А я – Сказка – ответила девка и смахнула слезинку с грязной щеки. Менестрель сел рядом, взял за руку:
- Расскажи.
Она не отняла руки, лишь посмотрела пристально на такого безумца, словно хотела что то спросить, но промолчала. Рука у Сказки была маленькая и тёплая, с белыми отметинами старых шрамов. Он осторожно погладил её и повторил:
- Расскажи.
«Мой господин был гордый Рыцарь. Красивый и статный, в блистающей чешуе доспеха. За ним шли в бой храбрые герои и женщины любили его. И алый дракон хранил его, распахнув в вышине могучие крылья. А я танцевала для него на белом песке ристалища в неверном свете факелов. То был Золотой Век. Век Богов и Героев. Век Легенды. Но время – самая безжалостная стихия, лишь немногие отваживаются спорить с ним. Смотреть в его холодные глаза и не сдаваться. Шли годы, текли песчинки между пальцев, ветшали знамёна. Кровь становилась вином, вино водой. А вода уходила в землю. И однажды мой господин продал меня. Когда я спросила его зачем он это сделал (о, этот вечный и глупый вопрос!), он грустно ответил: «А ты знаешь, сколько они заплатили…» И я поняла, что много было того золота, и что хоть и тяжело оно было, но желанно….
И перестала я быть волшебницей – стала девкой дорогой в полковом борделе. Бродила средь парусиновых стен палестинских шатров, носила платье роскошное, бархатное. Да плащ крестоносца на плечах, для солидности. Любили меня святые рыцари, парни лихие и отважные. И хоть изредка тосковала я по золотому сиянию драконьих крыльев, жизнь всяко лучше смерти будет. Да только и рыцари кончились. Хлопотное это дело, а тут ещё и из моды вышло…Началась пехтура тупая. Им бы подешевле да попроще, да чтоб посговорчивее. Юбка пёстрая и косы обрезанные остались мне на память о том времени. Рыцарь мой стареть стал и остыла его душа к бранной забаве да хмельным пирушкам. Ему бы деток нянчить, женой любоваться. Вот только не нажил он ни того, ни другого. Когда встречались мы ненароком – не замечал меня. А замечал, так смеялся. Я поначалу печалилась и обижалась, а потом мне вдруг всё равно стало. Не помню я, когда и как ушла из солдатской казармы.
Город людей прибрал бродяжку. Танцевала по кабакам, мыла полы на сцене в королевском театре, торговала собой. Билась упрямой башкой в битве за хлеб насущный, свой кусок каждодневно у стаи городской отбирала. А глубокой ночью я бродила по лабиринтам узких улиц, искала нечто, давно забытое. Но чтобы найти, нужно наверняка знать, что надо тебе. Чтобы сказать волшебное слово, бросить последний медяк на жертвенник и захлебнуться обретённым счастьем. Порой бывали у меня деньги, и кров надёжный, и красавцы-ухажёры. Да только всё это пробегало ручьями весенними, оставляя лишь мусор и тоску по чистому небу и шороху крыльев. Кому нужна сказка в богатом городе? Да ещё старая, жизнью потрёпанная, и совсем непрактичная? Быть ей нищей продажной девкой, за грош в хороший день. Не жалей меня, безумный странник, мне давно уже не больно, мне всё равно. А когда всё равно, то не страшно. Запомни, жизнь она завсегда лучше смерти.»

Замолчала девка, прикрыла глаза, и слезинка замерла хрусталём на длинных ресницах. Менестрель сидел рядом, и тоже молчал. А потом прижал к себе оборванную Сказку, да так и держал, поглаживая по растрепанным пыльным волосам. Что он ей шептал одними губами, про то даже камни набережной не услышали. И любопытный весенний ветерок с носом остался. Сказка слушала, и плакала и даже спорила. Но тоже очень- очень тихо. А потом они поднялись с мостовой, и пошли по улице, держась за руки.
Говорят, что под вечер Менестрель купил у старьёвщика пёстрое платье и котомку, а ещё разноцветные бусы из стекла в лавке напротив. А на рассвете ушёл из города, и Сказка была с ним.

Comments

Спасибо.
Волшебно и при этом жизненно,спасибо...
Спасибо... Тронуло до глубины души...
Очень тепло и радостно!
И между строк живёт Мечта.
Огромное спасибо!
йоу... Отличный конец!
Описать словами сложно ... надо прочувствовать. Скажу лишь, что пока будет хотя бы одна душа в которой будет жить Сказка, мир не будет потерян.
Столько надо пережить прежде чем случится такое чудо( А пройти всеравно надо. только бы знать, что все таки будет хеппи энд
Очень тепло. спасибо.
Спасибо! Хороший конец, который и не конец вовсе, а очень даже начало...
потрясающе. спасибо.
спасибо. как раз требовалось чего-то такого для души...
Бальзам на душу... да, горький бальзам, как и Твои песни, Тэм... Спасибо. Скопировал, положил на полочку, захандрю - утешусь...
Красиво и яркими красками: каждую деталь и даже камни на мостовой легко представить. Как раз чего-то такого не хватало, чтобы вернуть себе настроение, спасибо! =)
Тэмка... я ж теперь плакать буду тоже :)
Спасибо тебе.
Эта Сказка - хорошая. :-)
здорово!

"сказку убитую на крепких плечах хмурые Карлссоны несут" (цитата из Медведева, в качестве эпиграфа не годится, но всё равно почему-то вспомнилась)
Благодарю. От души.
Как я обычно говорю.. Сказка жива, пока в нее верят ее обитатели.
А остальное будет обязательно.
Спасибо.
Спасибо за надежду.
Спасибо за Мечту...
Спасибо за Ваши сказки, за то, что продолжаете отчаянно верить в них даже тогда, когда реальность больно стучит по лбу...

taemygreen

Извиняюсь, что вклиниваюсь в ваш междусобойчик со своими мыслями... по мотивам...
Просто захотелось поделиться, к чему могут привести переживания, вызванные прочтением... Не судите строго :-)

Менестрель и Сказка.

- Как давно это было! Позади перекрестков громада,
Что морщинками стали у строго прищуренных глаз.
Что же, здравствуй, сестра! Вытри слезы. Не хмурься, не надо.
Вновь тропинки сошлись и свели не простившихся нас.
Протянул тебе руку. Тебе это кажется странным?
Что прочтешь ты по ней? Сколько битв, что я выиграл зря?
Рукоятью меча полирована, грифом гитарным...
Это всё, что могу предложить тебе, радость моя!

- Здравствуй, брат, ты вернулся? Твоё сердце, как прежде, открыто...
И намеренья святы, и помыслы странно чисты...
И, как прежде, сижу пред тобой я собакой побитой,
В пыльном, порванном платье, лишившись былой красоты.
Как и раньше, не можешь пройти, если кто-то заплачет?
Но теперь я отброшу гордыню, она не с руки.
Каждый странник когда-то отыщет свой Дом... Это значит
Мы пойдем пока вместе... Не во имя, а вопреки.
Нас торопит рассвет, Менестрель, Воин Слова отважный!
Отправляемся в путь. Не скажу, что нам будет легко.
Пусть котомка пуста, сапоги истоптались - не важно:
Уже солнце встаёт, и дорога лежит далеко.

(с) Gulo Fjellfräs по мотивам Taemygreen & Co
Спасибо, Тэмушка!Спасибо за волшебную Сказку, за то, что ты есть.